?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: политика

Как говорится история повторяется дважды.
Вижу всё больше параллелей с событиями 20 летней давности в Румынии.

Ситуация в сегодняшней России донельзя напоминает тогдашнюю румынскую.

1. Схожий государственный строй - диктатура спецслужб;
2. Схожая страусиная риторика, дескать у всех всё плохо, одни мы в шоколаде;
3. Практически полная узурпация власти узким семейным кланом.

Читаю румынский дневник Владимира Ведрашко 1989 г и понимаю, что шансов повторить судьбу Чаушеску у Путина всё больше.

вот избранные страницы:

1 октября.

Проблемы в экономике явно обостряются. Это видно по накалу идеологических лозунгов, призывающих улучшать "все экономические показатели". Когда в таком количестве и так упорно сверху раздаются призывы работать еще лучше, с еще большей самоотверженностью - значит, дела совсем плохи. Румыния действительно выплатила все свои внешние долги, и гордость за это обстоятельство еще надувает некоторым гражданам щеки, но уж лучше бы они их не выплачивали: я продолжаю ездить через границу в Болгарию, чтобы купить творог и сыр, колбасу и сосиски, везу оттуда даже простоквашу. Молоко разводим порошковое, советское, из посольского магазина, куда "Внешпосылторг" направляет крупу, консервы, печенье, конфеты. Как выкручиваются румыны, когда в магазинах буквально пустые прилавки? Кумовство, блат, взяточничество... Остальные, кто без блата, - ходят с бледными лицами, держатся друг за дружку, а чаще просто никуда не выходят и доживают свой век, сжав зубы.

29 ноября.

"Свободная Европа" передала очерк об известной румынской спортсменке.

Выдержки:

"В 14 с небольшим она завоевала на Монреальской Олимпиаде три золотые медали. Подростковая грация, невероятная легкость заставили арбитров впервые в истории мировой женской гимнастики присудить Наде Комэнэчь 10 баллов. Компьютеры, не выдержали "абсолютного" результата и дали небольшой сбой.

Потом в Бухаресте во время вручения наград из рук самого вождя она говорила:

"Во время соревнований эмоции ни разу не одержали надо мной верх. Не была я взволнована и тогда, когда получала высшие оценки. А вот теперь я ощущаю большое волнение. Потому что ни одна медаль не стоит так дорого как медаль, которую присуждает тебе твоя Родина, и которую ты получаешь из рук самого любимого сына Румынии, дорогого родителя молодежи нашей родины, Вас, товарищ Николае Чаушеску. Мы также никогда не забудем пожелания смелости и уверенности, которые вы вместе с товарищем Еленой Чаушеску направили нашей команде в Монреаль".

В своем слове Николае Чаушеску говорил о светлых и счастливых социалистических перспективах, открытых для молодых...

Сегодня в возрасте всего лишь 27 лет, единственная перспектива, которую узрела Надя Комэнэчь - дорога к румыно-венгерской границе. Она перешла ее нелегально в одну из этих последних осенних ночей 1989 года. Унесла ли она с собой что-нибудь из принадлежащего ей имущества, прихватила ли награды, врученные Николае Чаушеску - неизвестно. Но что известно доподлинно - что сам Николае Чаушеску еще остается в Румынии. Пока остается".

Кончается осень. Пропагандистская истерия... Национализм... Шпиономания... Бегство тех, кто может бежать...

5 декабря.

Интересно наблюдать горение бикфордова шнура. Какой он длины и где лежит ящик с динамитом, конечно, сказать невозможно. С самыми близкими друзьями только об этом и говорим: где и когда? Думаю, к весне всё решится.

7 декабря.

Ужинал с Роном Темпестом, корреспондентом "Лос-Анджелес Таймс" (бюро находится в Париже), который приехал в командировку в Бухарест. Он рассказывал о своих впечатлениях после встреч с разными министерскими чиновниками. Цитирую: "Один чиновник мне сказал, что Румыния готова идти со свечой в руках, освещая другим дорогу к социализму". Рона удивило то, что здесь для нас давно привычно: ужасные продукты на полупустых прилавках. И еще одно: повсюду агенты в штатском (например, читающие газеты в холле гостиницы, прогуливающиеся за углом и т.п.). Он спросил меня, что я думаю о возможности мирных перемен в Румынии. Я ответил, что - ничего.

11 декабря.

Десять градусов мороза. Газ в дома едва подают. Готовим еду на электроплитке и примусах.

Проходит Пленум ЦК Румынской компартии. Чаушеску много говорит о необходимости коллективного руководства партией и страной. Чует скорую расплату и не хочет за всё отвечать только собственной головой?

13 декабря.

Поехали в Клуб иностранной прессы - договориться о встрече Нового года всей компанией журналистов с семьями. Управляющая мадам Деметреску - милая любезная старушка сказала, что всякого инвентаря в достатке. Вот только камин уже никто лет тридцать не разжигал - не было охотников красиво провести вечер. Думаю, охотники были, но дров: не где было достать. Мадам живет здесь же, в комнатке - верх по лестнице, прямо из каминного зала. Полуклуб - полуквартира... Полутепло - полухолодно. Полусветло - полутемно. Полужизнь - полусмерть.

17 декабря.

К вечеру западные радиостанции начали сообщать о событиях в Тимишоаре. Там - демонстрация протеста против выселения пастора-реформатора Ласло Текеша. Демонстрация разогнана. Но о дальнейшем информации пока нет.

Официальный Бухарест твердит что-то о необходимости соблюдать законность, порядок и дисциплину.

18 декабря.

Из новостей дня (по радио): Румыния закрывает границу с Венгрией. Затем - с Югославией... Отменены многие рейсы в бухарестском международном аэропорту. Президент Николае Чаушеску прибыл с официальным визитом в Иран... Президент Михаил Горбачев участвовал в похоронах академика Андрея Сахарова...

В офисе "Интуриста" мне подтвердили, что румыны отказали во въезде в страну нескольким группам советских туристов.

В 23 часа выехал в центр города. Военные патрули. Солдаты в касках и с автоматами. Нервно разглядывают мою "Волгу", быстро записывают ее номер.

Только бы не стреляли ...

19 декабря.

Бухарест постепенно переходит на военное положение.

Из Тимишоары сообщают о стрельбе на улицах. Дозвониться туда невозможно. Все каналы связи, радио и телевидение под жестким контролем. Никакой официальной информации о происходящем - мышь не проскочит.

После полудня в эфире - сообщения о столкновениях и в других городах - не только в Тимишоаре.

Полночь с 19 на 20 декабря.

В эфире "Свободной Европы" - "кризисная передача". Цитирую: "Уважаемые соотечественники! Румыния переживает трагическую пору. Власть продолжает репрессии, патологически не внемля реальности".

Из разных источников - о многочисленных жертвах. Проверить невозможно. Ощущение наползающего кошмара.

За границей повсюду у румынских посольств - демонстрации протеста против жестокостей Чаушеску.

Сам же он - пока в Иране.

Бывший король Румынии - Михай по венгерскому радио выразил надежду, что скоро наступит "эра свободы".

20 декабря, вечер.

Корреспондент Радио Свобода Золтан Виг -- из Будапешта: "Некоторые полагают, что волнения в Тимишоаре были грандиозной провокацией, организованной Чаушеску для введения в стране чрезвычайного положения". "Сегодня утром будапештское радио сообщило о перегруппировке румынских танковых частей на венгерской границе".

И далее: "свержение клана Чаушеску произойдет, по мнению венгерских политологов, при очень кровавых обстоятельствах. Бухарестский режим ради самосохранения готов на всё ".

21 декабря. 7 30 утра.

Сильный туман постепенно рассеивается. Погода налаживается. Город наводнен патрулями. Толпы людей движутся в центр, к месту массового митинга "в защиту социалистических завоеваний".

10 часов утра.

Митинг перед зданием ЦК. Многотысячное море людей, над головами - транспаранты, прославляющие чету Чаушеску и "золотую эпоху" правления "гениального руководителя".

Вдруг свист и выкрики, гудение в толпе, "агитация" летит под ноги. "Долой диктатуру!" ТВ транслирует происходящее на всю страну.

22 декабря. Утро.

Территория телецентра. Вокруг меня тысячи людей скандируют: "Мы больше не товарищи". И - "Жос Чаушеску!". То есть "долой". Телеприемники выставлены из окон и на балконах соседних домов - идет открытая трансляция выступлений повстанцев из телестудии. Люди с трудом верят в происходящее, захлебываются ликованием и слезами радости. Над телецентром пролетает вертолет - видно, что опознавательные знаки на борту замазаны. О взятии власти в свои руки заявляет организация, называющая себя "Фронтом национального спасения". Около полудня над головой тяжело проплывает президентский вертолет (он один такой, его легко узнать). Вскоре сообщается о бегстве диктатора и о начале погони за ним.

23 декабря.

Город охвачен стрельбой, разрывами снарядов и пожарами. Поиски Чаушеску продолжаются. Телевидение "вживую" транслирует всё происходящее, откуда только может.

24 декабря.

Чаушеску и его жена Елена, захваченные в сотне километров от Бухареста, размещены в военном гарнизоне. В столице продолжается ожесточенная стрельба - между кем и кем? Подавляющими становятся слухи о террористах, воюющих на стороне Чаушеску. Они превращаются в официальную информацию повстанцев, и в ней, в этой информации, уже никто не сомневается. Террористы и спецназ "секуритате" держат город в страхе.

25 декабря. Рождество.

Вечером официально сообщается о заседании чрезвычайного военного трибунала, на котором вынесен смертный приговор Николае и Елене Чаушеску.

Среди статей обвинения - "геноцид румынского народа" и "действия, направленные на подрыв национальной экономики".

Приговор приведен в исполнение.


полностью тут:

http://www.svoboda.org/programs/SP/1999/SP-91.asp